Здравствуйте дорогие слушатели. Я являюсь очень большим любителем аудиокниг. Поэтому решил открыть сайт. Вашему вниманию представляется достаточно большое количество аудиокниг, на любой вкус, в прочтении разных дикторов. Пожелание к Вам - оставляйте комментарии к прослушанным аудиокнигам. Это поможет всем в поиске более интересных и качественных произведений. Я предпочитаю думать, что сайт помог Вам в духовном развитии.

С уважением Admin.


 
Александров Анатолий

Анатолий Александров родился 13 февраля 1903 года в городе Тараща в Киевской губернии.

Его отец Петр Павлович был надворным советником и мировым судьей, а мама Элла Эдуардовна целиком посвятила себя воспитанию детей. В 1906 году семья Александровых переехала в Киев, где в 1919 году Анатолий окончил реальное училище. С 1919-й по 1920 годы во время Гражданской войны он служил юнкером в армии Врангеля, дошел до Крыма, имел возможность сесть на корабль, отплывавший в Турцию, но этим не воспользовался. В результате попал в плен, был приговорен к расстрелу и чудом спасся. После он работал ассистентом в Киевском горном институте, электромонтером, электротехником в Киевском физико-химическом обществе при Политпросвете и преподавателем средней школы в селе Белки Киевской области. Несколько лет будущий академик совмещал учебу на физико-математическом факультете Киевского государственного университета, где учился с 1924 года по 1930 год, с преподаванием физики и химии в 79-й школе в Киеве.

Еще будучи студентом Александров приступил к самостоятельной исследовательской работе в Киевском рентгеновском институте под научным руководством профессора В.К.Роше. Эти исследования привлекли внимание академика Абрама Федоровича Иоффе, который пригласил молодого ученого в Ленинградский физико-технический институт (ЛФТИ).

Свою научную деятельность в ЛФТИ Анатолий Александров начал в 1930 году с исследований электрической прочности диэлектриков. Его прецизионные эксперименты продемонстрировали независимость электрической прочности изоляционных пленок от их толщины и заставили отказаться от развивавшейся в то время лавинной теории ударной ионизации.

В 1937 году молодой ученый защитил кандидатскую диссертацию «Пробой твердых диэлектриков», а в середине 1930-х годов Александров увлекся новым для того времени направлением науки – физикой полимеров. Вместе со своими сотрудниками в творческом контакте с П.П.Кобеко ученый получил результаты, позволившие установить общие для всех полимеров закономерности и выявить связи между механическими и электрическими релаксационными процессами. Работы этого цикла, выполнявшиеся с 1933-го по 1941-й годы, составили основу докторской диссертации Анатолия Александрова «Релаксация в полимерах», которую он защитил 27 июня 1941 года. Ее результаты имели важное практическое значение. В частности, были созданы морозостойкие резины на основе отечественного синтетического каучука, найдено техническое применение полистирола – полимерного диэлектрика, впервые детально исследованного учеными.

В годы Великой Отечественной войны Анатолий Александров возглавил работы по защите кораблей от магнитных мин. Научные основы метода защиты были заложены под его руководством еще в предвоенные годы. Сотрудничество ученого с военными моряками началось в 1932 году, когда он создал электродуговой прорезатель противолодочных сетевых заграждений «Сом». В работе над противоминной защитой кораблей также принимали участие многие сотрудники Физико-технического института, в числе которых был Игорь Васильевич Курчатов. В результате ни один из советских кораблей не подорвался на подобных минах. За разработку метода и технологии размагничивания кораблей Анатолию Александрову и его ближайшим соратникам в 1942 году была присуждена Сталинская премия первой степени.

В 1942 году в СССР начались работы по «урановой проблеме» - созданию атомного оружия. В конце войны, будучи уже известным ученым, членом-корреспондентом Академии наук СССР с 1943 года, Анатолий Александров по приглашению Курчатова активно включился в эту работу и вскоре стал одним из ее ведущих участников. Спустя несколько лет постановлением Совета Министров СССР от 17 августа 1946 года Анатолий Александров был назначен директором Института физических проблем (ИФП) АН СССР. В Москву из ЛФТИ была переведена в полном составе с оборудованием и материалами вся его лаборатория. Требовалось срочно мобилизовать на выполнение заданий атомного проекта ученых Института физических проблем, включая теоретический отдел, который был в то время одним из сильнейших в стране. Теоретиков во главе со Львом Давидовичем Ландау подключили к расчетным работам по атомному оружию, а экспериментаторы по заданию Курчатова изучали ядерные константы материалов для бомбы.

Под руководством Александрова был выполнен комплекс сложнейших работ, включая исследования по термодиффузионному разделению изотопов, а также получение дейтерия и трития. С 1948 года Анатолий Александров принимал активное участие в разработке промышленных реакторов. При этом научные направления, ранее развивавшиеся в ИФП под руководством его первого директора академика П.Л.Капицы, были полностью сохранены.

19 сентября 1949 года Александров был назначен заместителем директора Лаборатории измерительных приборов Академии наук СССР (ЛИПАН) Игоря Курчатова, как с 4 сентября 1949 года называлась секретная Лаборатория № 2. Официально он руководил научной частью, оставаясь по совместительству директором ИФП. С марта 1955 года Анатолий Александров полностью сосредоточился на работе в ЛИПАН, где стал правой рукой Игоря Курчатова.

Еще в 1948 году Александров внес в спецкомитет, возглавляемый Берией, предложение начать работы по проектированию подводных лодок с ядерными энергетическими установками, но тогда это было признано несвоевременным, так как отвлекало силы от разработки атомной бомбы. В августе 1952 года в правительство была направлена докладная записка, подписанная И.Курчатовым, А.Александровым и Н.Доллежалем, с обоснованием необходимости и возможности строительства атомной подводной лодки. Это предложение было принято, и 9 сентября Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым Александров был назначен научным руководителем разработки проекта АПЛ и ее ядерной энергетической установки. Первая отечественная атомная подводная лодка «Ленинский комсомол» была спущена на воду в августе 1957 года, а 17 января 1959 года передана в состав Военно-морского флота. За ней последовали более современные разработки.

Созданные под научным руководством Анатолия Александрова атомные подводные лодки трех поколений и надводные корабли с ядерными энергетическими установками стали одной из важнейших составляющих стратегического паритета между СССР и США.

Совместно с Курчатовым Александров подготовил Постановление Правительства от 28 ноября 1953 года о проектировании и строительстве атомного ледокола и был назначен научным руководителем этого проекта. В декабре 1959 года первый в мире атомный ледокол «Ленин» был принят Министерством морского флота СССР в опытную эксплуатацию. За эту работу Анатолий Александров в 1960 году получил вторую звезду Героя Социалистического труда. Всего при его жизни было построено восемь атомных ледоколов и атомный лихтеровоз. Создание уникального флота, способного решать важнейшие народнохозяйственные задачи страны в экстремальных условиях полярных морей, - это еще одна огромная заслуга Анатолия Александрова.

После того, как в 1960 году умер Курчатов, Институт атомной энергии возглавил Александров. Несмотря на все сложности, новый директор сумел сохранить в институте творческую, демократическую атмосферу и, главное, его единство, что было делом не само собой разумеющимся: мешали разноплановость научных направлений отделов ИАЭ и стремление их руководителей к самостоятельности.

Анатолий Александров по-прежнему оставался научным руководителем важнейших направлений работ по созданию ядерных реакторов различного назначения. Александрову все удавалось потому, что он работал со многими талантливыми реакторщиками, такими как академики Н.С.Хлопкин, Н.Н.Пономарев-Степной, член-корреспондент РАН В.А.Сидоренко, доктора наук С.А.Скворцов, С.М.Фейнберг, Я.В.Шевелев, Г.А.Гладков, Н.Е.Кухаркин и ряд других ученых.

В трудные для отечественной биологии 1950-е годы Александров вместе с Курчатовым поддержал слабые ростки зарождавшейся тогда молекулярной генетики. В институте был создан радиобактериологический отдел, позднее выделившийся в самостоятельный институт (ныне – Институт молекулярной генетики Российской академии наук) и ставший в стране одним из ведущих центров в этой области биологических исследований.

В 1960-х годах исследования по термоядерному синтезу находились на переднем крае научно-технического прогресса. Для термоядерных экспериментальных установок нужны были новые материалы и технологии (глубокий вакуум, мощные магнитные поля, высокие температуры, большие потоки быстрых нейтронов), и Александров создал новое подразделение – Отдел физики твердого тела (его возглавил член-корреспондент РАН Н.А.Черноплеков), где теоретически и экспериментально исследовались материалы для термоядерных установок. Специалисты этого отдела разработали, в частности, сверхпроводниковые материалы, которые использовались в магнитных обмотках термоядерных установок типа «токамак». По инициативе директора в Институте открывались и успешно развивались новые научные направления, например – водородная энергетика. Этими работами руководил академик В.А.Легасов.

В 1950-е годы, целенаправленно занимаясь атомным флотом, Анатолий Александров принимал активное участие в подготовке важнейших решений по разработке реакторов для атомных электростанций. Постановлением Совета Министров СССР от 15 марта 1956 года предусматривались строительство и пуск с 1956-го по 1960-й годы нескольких атомных электростанций с реакторами различных типов. Приказами министра среднего машиностроение в марте и августе 1956 года Анатолий Александров был назначен научным руководителем по реакторным установкам ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор – реактор с водой под давлением) и ВК-50 (реактор водяной кипящий).

После пуска головных блоков на Нововоронежской и Белоярской АЭС и реактора ВК-50 в Димитровграде была прията программа дальнейшего развития атомной энергетики в стране. В 1966 году на Александрова было возложено научное руководство работами по созданию водо-водяных реакторов единичной мощностью 400 МВт (эл.) и уран-графитовых типа РБМК мощностью 1000 МВт (эл.).

В 1968 году Анатолий Александров выступил с генеральным адресом на Мировой энергетической конференции в Москве. Он изложил свои взгляды на стратегию развития атомной энергетики. Одну из важнейших целей он видел в том, чтобы уменьшать доли сжигаемого органического топлива, в первую очередь нефти и газа. Для этого было необходимо повысить надежность ядерных источников и выйти за пределы электроэнергетического сектора топливно-энергетического комплекса. Необходимо было создать ядерные реакторы, способные давать вместо нефти и газа нужный энергоноситель для коммунальной сферы, металлургов, химиков и транспортников. В долгосрочном плане это требовало надежного обеспечения страны ядерным топливом посредством создания реакторов на быстрых нейтронах в оптимальном сочетании с реакторами на тепловых нейтронах. Такая структура атомной энергетики с учетом перспектив, открываемых перед человечеством управляемым термоядерным синтезом, смогла бы обеспечить почти неограниченное энергоснабжение. Время подтвердило правильность рассуждений и выводов Анатолия Александрова.

Избрание Анатолия Александрова в ноябре 1975 года президентом академии наук СССР подтвердило его высокий авторитет среди специалистов в различных областях науки. Выбор оказался удачным, поскольку при широкой эрудиции, глубоком здравомыслии и восприимчивости Александрова ко всему новому и прогрессивному ему удалось привнести «александровский» стиль в самые разные направления исследований.

Будучи председателем научно-технического совета Министерства среднего машиностроения СССР, он также возглавлял ряд важнейших научных советов при Академии наук СССР, в президиум которой вошел еще в 1960 году. Кроме того, Александров входил в состав множества межведомственных научных советов и комиссий.

Гигантский диапазон деятельности определял его рабочий график. Александров часто засиживался в своем кабинете до 11 часов вечера. Как президента Академии наук его отличала особая открытость и доступность людям, демократичность. Он был легок на подъем, охотно ехал туда, где появлялось что-то новое, открывалась возможность узнать ранее не известное, найти ему применение. Трудно назвать часть СССР, где бы он не побывал. Практически любой его визит заканчивался конкретными решениями, новыми программами исследований, серьезными обсуждениями перспектив развития того или иного института, КБ, завода или вуза. Человек интеллигентный, демократичный, коммуникабельный, с развитым чувством юмора, Александров был чрезвычайно прост со всеми, с кем ему приходилось общаться, - от лаборантов до высших руководителей КПСС. Большинство из них просто звали академика А.П.

У Александрова была четверо детей. В семье Александровых к дням рождения писались стихи, поэмы и сценарии для домашних спектаклей. Особенно талантливо это делала его супруга – Марианна Александровна. Ее болезнь и смерть совпали с Чернобыльской аварией. Анатолий Александров мужественно перенес обе трагедии. После этих событий он оставил пост президента академии наук и директора ИАЭ, хотя очень переживал, так как не мыслил себя без большой и важной работы.


Чернобыльскую катастрофу Анатолий Александров воспринял как личную трагедию, но она не сломила его. Он мобилизовал коллектив курчатовцев на ликвидацию последствий аварии и, несмотря на преклонный возраст, сам принял участие в этой работе. Его кабинет в Институте атомной энергии имени И.В.Курчатова стал штабом, из которого осуществлялось управление научными силами страны для решения неотложных задач. Отсюда направлялись в Чернобыль лучшие научные и инженерные силы института и всей страны, передавались результаты расчетов, советы и отдавались приказы. Здесь накапливалась информация, превращаясь в технические задания и проекты, методики измерений и планы мероприятий. Неоднократно выезжал в Чернобыль и сам Александров.

Об этом периоде жизни в предисловии к книге Н.Д.Тараканова «Две трагедии века» в 1992 году Анатолий Александров рассказывал:

«Чернобыль - трагедия и моей жизни тоже. Я ощущаю это каждую секунду. Когда катастрофа произошла, и я узнал, что там натворили, чуть на тот свет не отправился. Потом решил немедленно уйти с поста президента Академии наук, даже обратился по этому поводу к М.С. Горбачеву. Коллеги останавливали меня, но я считал, что так надо. Мой долг, считал я, все силы положить на усовершенствование реактора. Отвечать за развитие атомной энергетики и конкретно за чернобыльскую катастрофу - разные вещи. Судите сами. Хотя, впрочем, убежден, что сказанное мною вызовет новый поток брани на мою старую, лысую голову. Но я покривил бы душой, если бы согласился с мнением, что теперь атомную энергетику развивать не надо и все АЭС следует закрыть. Отказ человечества от развития атомной энергетики был бы для него губителен. Такое решение не менее невежественно и не менее чудовищно, чем тот эксперимент на Чернобыльской АЭС, который непосредственно привел к аварии.

Мне часто задают вопрос: знал ли я о нем? В том-то и трагедия, что я не знал. Никто вообще в нашем институте не знал о готовящемся опыте и не участвовал в его подготовке. И конструктор реактора, стоящего на Чернобыльской АЭС, академик Н.А. Доллежаль тоже ничего об этом не знал. Когда я потом читал расписание эксперимента, то был в ужасе. Множество действий по этому расписанию привело реактор в нерегламентное состояние. Не буду вдаваться в технические подробности, скажу только, что эксперимент был связан со снятием избыточного тепла. Когда реактор остановлен, турбогенератор по инерции крутится и дает ток, который можно использовать для нужд станции.

Спрашивают также, кто разрабатывал проект. Руководство АЭС поручило подготовить проект эксперимента Донтехэнерго, организации, которая не имела дела с АЭС. Дилетанты могут руководствоваться самыми добрыми намерениями, но они вызвали грандиозную катастрофу - так и произошло в Чернобыле. Директор станции, не привлекая даже заместителя главного инженера своей АЭС, физика, разбирающегося в сути дела, заключил договор с Донтехэнерго о проведении работ. Регламент эксперимента был составлен и послан на консультацию и апробирование в институт «Гидропроект» имени Жука. Сотрудники института, имеющие некоторый опыт работы с атомными станциями, не одобрили проект и отказались его визировать. Я часто теперь думаю: хоть бы «Гидропроект» поставил кого-либо из нас в известность! Но его сотрудники не могли даже предположить, что на станции все-таки решатся проводить эксперимент. В нашем бывшем министерстве, Минсредмаше, об эксперименте тоже не знали: ведь Чернобыльская АЭС была передана Минэнерго. Может быть, это и было первой ошибкой... По-всякому можно относиться и к бывшему Минсредмашу, попрекать его отсутствием гласности, излишней секретностью, но там были профессионалы и по-военному дисциплинированные люди, четко соблюдающие инструкции, что в нашем деле чрезвычайно важно.

Существует инструкция, которую обязан соблюдать персонал любой АЭС. Это технический регламент, гарантия ее безопасности. Так вот, в самом начале нового, ошибочного регламента Донтехэнерго записано: «Выключить систему аварийного охлаждения реактора – САОР». А ведь именно она включает аварийное охлаждение реактора. Мало того, были закрыты все вентили, чтобы оказалось невозможным включить эту систему. Ясно, что никто не имел права вести работу по «самодельному», а не по утвержденному регламенту.

Двенадцать раз эксперимент нарушал действующую инструкцию по эксплуатации АЭС! Одиннадцать часов АЭС работала с отключенной САОР! Можно сказать, что изъяны существуют в самой конструкции реактора. Однако причина аварии все-таки - непродуманный эксперимент, грубое нарушение инструкции эксплуатации АЭС. Реакторы такого типа стоят и на Ленинградской, и на Курской АЭС - всего пятнадцать штук. Почему же авария произошла в Чернобыле, а не в Ленинграде, например? Повторяю, недостатки у реактора есть. Он создавался академиком Доллежалем давно, с учетом знаний того времени. Сейчас эти недостатки уменьшены, компенсированы. Дело не в конструкции. Вы ведете машину, поворачиваете руль не в ту сторону - авария! Мотор виноват? Или конструктор машины? Каждый ответит: «Виноват неквалифицированный водитель».

Пользуясь случаем, что пишу предисловие к честной книге генерала, прошедшего горнило Чернобыльской АЭС, хочу повторить в назидание потомкам следующее. Атомная энергетика - стимул для развития промышленности вообще. Нельзя сейчас закрыть ее на 15-20 лет, как полагают некоторые. Это значило бы окончательно растерять специалистов, а потом повторить весь путь заново. И так наши специалисты под давлением общественного мнения разбегаются кто куда. Нужно продолжить и существенно совершенствовать работы по АЭС.

Меня очень тревожит гонение на атомную энергетику, которое началось в стране. Не может целая отрасль науки и промышленности быть подвергнута остракизму. В этом отношении уже есть отрицательный опыт с генетикой и кибернетикой. Я по-прежнему убежден в необходимости развития для страны атомной энергетики. Убежден, что при правильном подходе к ней, при соблюдении всех правил эксплуатации она безопаснее, экономически надежнее тепловых станций, загрязняющих атмосферу, гидростанций, уродующих реки.

Когда пускали атомные электростанции, я часто брал туда с собой детей, потом внуков. Я не боялся аварий при этих пусках, хотя всегда были недостатки. Помню, и на испытания атомохода «Ленин» приехал с младшим сыном, школьником. Пуск любого нового блока АЭС обязан проявить все его недостатки. Пуск четвертого блока Чернобыльской АЭС в 1984 году также проявил недостатки, и были приняты меры к их устранению, но полностью эта работа закончена не была. Именно поэтому так называемый оперативный запас реактивности был гораздо ниже нормы, когда реактор нужно было - и полагалось - остановить. И аварии не было бы! Безопасность работы - единственный критерий существования АЭС. Выполнить его можно, лишь учитывая уже имеющийся опыт работы».

Находясь на посту почетного директора Курчатовского института, Александров до последних дней жизни не расставался с любимым делом. В его рабочем кабинете допоздна не гас свет. К нему приходили сотрудники института, моряки, военные, приезжали ученые из Москвы, Ленинграда, самых отдаленных уголков России и ближнего зарубежья. Он ставил задачи, обсуждал полученные результаты и планы новых работ.

Анатолий Александров принадлежал к замечательной плеяде деятелей отечественной науки и техники, масштабы и результаты труда которых невозможно переоценить. Огромный вклад Анатолия Александрова, внесенный в развитие научно-технического потенциала страны, стал возможен благодаря уникальному сочетанию талантов ученого-физика и организатора науки с лучшими человеческими качествами – глубокой порядочностью, бескорыстием, доброжелательностью и обостренным чувством ответственности. Это был жизнерадостный и скромный человек, неизменно требовательный к себе и своим коллегам, по-настоящему любивший свою страну.

Анатолий Александров ушел из жизни 3 февраля 1994 года и был похоронен на Митинском кладбище в Москве.

 


РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Загрузка...
 

РЕКЛАМА НА САЙТЕ






 
Онлайн всего: 26
Гостей: 26
Пользователей: 0




ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ

Сообщите нам о себе, сути вашей претензии. Указывайте в сообщении ссылки на публикации, к которым относятся ваши претензии. Просим обратить внимание на то, что на сайте хранится только плейлисты (ни одного файла на нашем сайте не находится, мы даём только ссылки на другие ресурсы). Наш сайт, это всего лишь набор новостей и ссылок из других открытых источников интернета. Администрация сайта не располагает информацией о правомерности опубликования материалов. Все ссылки на ресурсы в Сети, содержащие файлы и пр. объекты интеллектуальной собственности, размещены на правах рекламы или в ознакомительных целях.

Все претензии пишите на почту : nzosh@mail.ru
 

Наш виджет

Аудиокниги слушать онлайн

Аудиокниги слушать онлайн Аудиокниги скачать бесплатно без регистрации

добавить на Яндекс
 


СЧЁТЧИКИ


скачать MirAudioBook Browser с SoftPortal.com