Здравствуйте дорогие слушатели. Я являюсь очень большим любителем аудиокниг. Поэтому решил открыть сайт. Вашему вниманию представляется достаточно большое количество аудиокниг, на любой вкус, в прочтении разных дикторов. Пожелание к Вам - оставляйте комментарии к прослушанным аудиокнигам. Это поможет всем в поиске более интересных и качественных произведений. Я предпочитаю думать, что сайт помог Вам в духовном развитии.

С уважением Admin.




Путилин Иван

С детских лет мы знаем имена знаменитых зарубежных сыщиков и литературных героев детективных произведений — Шерлока Холмса, Ната Пинкертона, Ника Картера, Эркюля Пуаро, патера Брауна, комиссара Мэгре и ряда других, но нам совершенно не известны свои, доморощенные, российские детективы. А между тем Россия всегда имела выдающихся юристов и полицейских с высокими нравственными и моральными принципами....

А между тем Россия всегда имела выдающихся юристов и полицейских с высокими нравственными и моральными принципами. Большинство участников российского уголовного судопроизводства отличались редкой честностью, благородством и патриотизмом. Забывая о личных интересах, они нередко жертвовали своим здоровьем, а иногда и жизнью, защищая людей от преступных посягательств. Бывший директор департамента полиции А. А. Лопухин пошел на каторгу, но выдал провокатора Евно Азефа.

Установление истины по уголовному делу всегда связано с такими нравственными чувствами, как ненависть к преступникам, жалость и сострадание к потерпевшим. Именно эти человеческие качества пагубно влияют на формирование внутреннего убеждения следователя или сыщика, ведут к судебным ошибкам или ложным версиям. Высокая внутренняя культура, традиционное русское милосердие не позволяли им отступать от закона и нравственных принципов и способствовали выбору верного пути к истине.

Особое место среди полицейских России несомненно занимает Иван Дмитриевич Путилин. Во второй половине XIX века он являлся человеком-легендой, подлинным защитником людей и грозой для преступников. Подлинный патриот своей Родины, он считал, что человек, независимо от убеждений, религии, положения, должен страстно служить своему Отечеству.

И. Д. Путилин родился в мае 1830 года в городе Норый Оскол Курской губернии в семье коллежского регистратора. Семья жила крайне бедно, перебивалась с хлеба на квас. С десяти лет его определили в уездное училище, где он особыми способностями от сверстников не отличался. С 14 лет начал трудовую деятельность. Двадцатилетним юношей решает, поехать в Петербург. При содействии старшего брата, служившего в министерстве внутренних дел, Путилин поступает в полицию на должность канцелярского писца.

Начав службу в полиции с самой низшей должности, Путилин, благодаря своему трудолюбию и природному_таланту, вскоре стал начальником петербургской сыскной полиции, и ни одно значительное дело в те годы не расследовалось без его участия или не под его руководством. Он относился к типу русских людей, оставивших о себе долгую память петербуржцев благодаря бескорыстию и любви к Родине.

С самого начала Путилин прошел нелегкую и опасную школу личного сыска. Он нередко переодевался в одежду босяка или чернорабочего и, рискуя жизнью, внедрялся в преступные группировки, узнавал замыслы воров и грабителей, посещал постоялые дворы, притоны, где обитала всякая бесприютная и преступная голь и нищета.

На «дне жизни» он изучил «законы» преступного мира, познал его суровые обычаи и нравы.

Позже он в дружеской компании рассказывал о своих первых опытах службы в полиции.

«Частный пристав Шерстобитов был человек известный, ума необыкновенного. Сидит, бывало, в штофном халате на гитаре играет, а канарейка в клетке так и заливается. Я же был у него помощником, и каких мы с ним дел не делали, даже вспомнить весело! Раз зовет он меня к себе, да и говорит: «Иван Дмитриевич, нам с тобою должно быть Сибири не миновать!» — «Зачем,— говорю,— Сибирь?» — «А затем,— говорит,— что у французского посла, герцога Монтебелло сервиз серебряный пропал, и Государь император Николай Павлович приказал обер-полицмейстеру Галахову, чтобы был сервиз найден. А Галахов мне да тебе велел найти во что бы тони стало, а то, говорит, я вас обоих упеку, куда Макар телят не гонял».— «Что ж,— говорю,— Макаром загодя стращать, попробуем, может и найдем». Перебрали мы всех воров — нет, никто не крал! Они и промеж себя целый сыск произвели получше нашего. Говорят: «Иван Дмитриевич, мы ведь знаем, какое это дело, но вот образ со стены готовы снять — не крали этого сервиза!» Что ты будешь делать? Побились мы с Шерстобитовым, побились, собрали денег, сложились, да и заказали у Сазикова новый сервиз по тем образцам и рисункам, что у французов остались. Когда сервиз был готов, его сейчас в пожарную команду, сервиз-то, чтобы его там губами ободрали: пусть имеет вид, как был в употреблении. Представили мы сервиз французам и ждем себе награды. Только вдруг зовет меня Шерстобитов: «Ну,— говорит,— Иван Дмитриевич, теперь уж в Сибирь всенепременно».— «Как,— говорю,— за что?» — «А за то, что звал меня сегодня Галахов и ногами топал и скверными словами ругался: «Вы,— говорит,— с Путилиным плуты, ну и плутуйте, а меня не подводите! Вчера на бале во дворце государь спрашивает Монтебелло: «Довольны ли вы моей полицией?» — «Очень,— отвечает,— ваше величество, доволен: полиция эта беспримерная. Утром она доставила мне найденный ею украденный у меня сервиз, а накануне поздно вечером камердинер мой сознался, что этот сервиз заложил одному иностранцу, который этим негласно промышляет, и расписку его мне представил, так что теперь у меня будет два сервиза.»— «Вот тебе, Иван Васильевич, и Сибирь!»

«Ну,— говорю,— зачем Сибирь, а только дело скверное». Поиграл он на гитаре романсы, послушали мы оба канарейку, да и решили действовать. Послали узнать, что делает посол. Оказывается, уезжает с наследником-цесаревичем на охоту. Сейчас к купцу знакомому в Апраксин, который ливреи шил на посольство и всю ихнюю челядь знал. «Ты, мил человек, когда именинник?» — «Через полгода».— «А можешь ты именины справить через два дня? И всю прислугу из французского посольства пригласить, а угощение будет от нас?» Ну, известно, свои люди, согласился. И такой-то мы у него бал Наделали, что небу жарко стало. Под утро всех развозить пришлось по домам: французы совсем очумели, только мычат. Вы только, господа, пожалуйста не подумайте, что в вине был дурман или другое какое снадобье. Нет, вино было настоящее, а только французы слабый народ: крепкое-то на них действует. Ну, а часа в три ночи пришел Яша-вор. Вот человек-то был! Душа! Сердце золотое, незлобивый, услужливый, а уж насчет ловкости, так я другого не видывал. В остроге сидел бессменно, а от нас доверием пользовался в полной мере. Не теперешним ворам чета был. Царствие ему небесное! Пришел и мешок принес: вот, говорит, извольте сосчитать, кажись, все. Стали мы с Шерстобитовым считать: две ложки с вензелями лишние. «Это,— говорим,— зачем же, Яша? Зачем лишнее брал?» — «Не утерпел»,— говорит. На другой день приехал Шерстобитов к Галахову и говорит: «Помилуйте, ваше превосходительство — никаких двух сервизов и не бывало. Как-был один, так и есть, а французы они народ ведь легкомысленный, им верить никак невозможно». А на следующий день вернулся и посол с охоты. Видит — сервиз один, а прислуга вся с перепою зеленая, да вместо дверей в косяк головой тычется. Он махнул рукой, да об этом деле и замолк».

До отмены крепостного права уровень преступности в России был одним из самых низких в мире. После 1861 года число преступлений возросло в десять раз. На дорогах появились разбойники, убийства с целью завладения имуществом стали совершаться и на улицах столицы. Из западных стран наехали скупщики краденого, содержатели притонов и публичных домов, всякого рода авантюристы.

Но и полиция не была связана по рукам и ногам формализмом. Чины полиции при задержании преступников или при самообороне могли использовать палки, кастеты, кистени, холодное и огнестрельное оружие.

На дороге в Парголово появилась группа разбойников. Уже несколько человек подверглись их нападению и ограблению. Путилин один в коляске возвращался в Петербург по этой дороге. И когда казалось, что он благополучно проехал, неожиданно его лошадь была остановлена, и перед ним предстали несколько вооруженных топорами молодых злоумышленников. Никаких шансов вырваться у него не было. По требованию нападавших он покорно вынул бумажник и отдал главарю. Один злодей увидел у него часы с золотой цепочкой и вырвал вместе с материей. Они вывернули у него все карманы, хотели зарубить, но в последний момент передумали. Он чудом остался жив.

О нападении Путилин никому не сказал, но сам стал тщательно готовиться к задержанию преступников. Он- достал телегу, переодел полицейского-силача в женскую одежду, а сам с другим унтер-офицером, вооружившись, спрятался под рогожами. Так они ездили по Парголовской дороге несколько ночей, пока не дождались нападения.

Остановив лошадь, разбойники подошли к «бабе-чухонке», которая совершенно неожиданно для них одному из разбойников нанесла в лицо такой оглушительный удар, что тот снопом свалился на землю. Второй преступник бросился бежать, но двое оказали полицейским отчаянное сопротивление, пока не были схвачены и связаны. Вскоре поймали беглеца.

Разбойниками оказались уволенные в запас солдаты. По окончании службы они решили «подработать» и вернуться на родину «с капиталом».

Благодаря почти сорокалетней деятельности Путилина в .полиции казне и частным лицам были возвращены огромные суммы денег, изобличены десятки грандиозных мошенничеств, подлогов, преступлений по таможне, поджогов, подделки ценных бумаг, загадочных убийств. Одновременно, благодаря его предусмотрительности, энергии, отлично поставленному сыску, предотвращены сотни опасных преступлений. Отличительной чертой И. Д. Путилина была вежливость. Он никогда не оскорблял даже самых жестоких преступников и всегда допрашивал с глазу на глаз. И не было случая, чтобы кто-то поднял на него руку или оскорбил словом.

Допросы преступников, особенно первые допросы, требуют от следователей и сыщиков величайшего ума, изобретательности, таланта. Научиться этому нельзя. Такое умение дается от Бога. О своих допросах подозреваемых он писал:

— У меня никогда не было готовой формулировки для допроса. Я никогда не старался запутать преступника, поймать его в противоречиях и тем озлобить. Наоборот, я беседовал с ним, как с хорошим знакомым, даже старался ему внушить, что он не изверг рода человеческого, не злодей, а несчастный человек, попавший в беду вследствие стечения обстоятельств и достойный всякого сожаления... Редко, когда не удавалось при этом добиться полного сознания... Правильнее сказать даже, что после ряда бесед выходило всегда так, что преступник открывал мне, как говорится, всю душу...

Такое отношение к преступникам давало возможность Путилину иметь «приятелей» в этом своеобразном мире зла, и часто он пользовался советами своих «знакомых».

Следует иметь в виду, что Путилин служил в полиции в то время, когда не было судебных экспертиз и сыщики собирали, в основном, прямые улики, а это требовало значительного объема работы. Тогда сложнее было устанавливать истину по уголовному делу еще и потому, что в российском судопроизводстве существовал принцип свидетельского иммунитета, т. е. право человека в определенных случаях отказаться от дачи показаний следствию или суду. Например, близкий родственник мог отказаться давать показания по причине сложных семейных отношений или из-за поддержания высоких нравственных принципов среди родных.

Однажды И. Д. Путилин вез на извозчике в участок подозреваемого в убийстве мужчину. По обстоятельствам дела преступник мог не знать о смерти мальчика, он с места происшествия сбежал. Говоря о погоде, прекрасно представляя состояние задержанного, Иван Дмитриевич неожиданно произнес: — А мальчик-тo остался жив!

— Как!?— ужаснулся подозреваемый, после чего сознался в причинении телесных повреждений мальчику. Несомненно, для юристов деятельность Путилина представляет большой интерес.

Дежурный коридорный одной из известных петербургских гостиниц утром постучал в номер, но ответа от постояльца не услышал. Он толкнул дверь, заглянул в спальню и бросился назад с криками о помощи. На кровати лежал залитый кровью убитый мужчина. На место происшествия прибыл Путилин. На лице убитого имелись многочисленные резаные и колотые раны, горло было перерезано. Данная гостиница имела дурную славу. Она являлась своего рода местом для тайных любовных свиданий. Полицейский врач констатировал, что потерпевшему во время сна перерезали горло, а уж потом наносили ножевые удары по лицу.

Первые допросы свидетелей дали полиции верный след. Вчера утром номер заказала неизвестная женщина под вуалью, заявив при этом, что вечером явится с господином, и оставила на столе бутылку вина.

И хотя полиция не располагала приметами подозреваемой, было ясно, что к убийству причастна одна из женщин легкого поведения. Путилин внедрил своих агентов полиции в круг этих женщин. Однажды сотрудник полиции услышал несколько фраз двух подобных девиц.

—Я бы на ее месте тоже ничего не сказала. Затаскают! — А так хуже не будет?— возразила другая. — Соньке-то?!

Сотрудник полиции, не теряя времени, догнал подружек, взял их под руки:

— Про какую Сонечку вы, милочки, говорили? Девицы испуганно рванулись от него, но он крепко их держал за руки.

— Душечки, чего вы боитесь?!— вкрадчиво говорил полицейский.— Скажите, где она живет, как ее фамилия, и идите с богом! Не скажете, я вас заарестую, потому что я... — и он назвал свое звание.

К вечеру Соня была найдена. Агент представился ей любителем любовных приключений и пригласил поехать ее на интимное свидание в один из уютных уголков. Посадив Соню на извозчика, он привез ее в полицейский участок.

Соня вынуждена была рассказать, что недели две до случившегося к ней на улице обратился незнакомец, красивый бородатый мужчина, и попросил оказать помощь в одном пикантном деле. Смысл его просьбы сводился к следующему. У этого мужчины есть приятель, человек уже немолодой, большой нравственник, осуждающий случайные связи с женщинами. Так вот, она может заработать пятьдесят рублей, если заманит этого человека в нумера гостиницы и подпоит вином со снотворным. Вот будет смеху, когда его приятель проснется в чужой постели, вот мы над ним посмеемся!

Чтобы заинтересовать своего приятеля, мужчина с бородой предложил Соне написать ему любовное письмо с назначением свидания, на которое этот господин явился. Завести его в номер и обольстить Соне труда не составило. Выпив вина со снотворным, обласканный коварной девицей, обессилевший господин уснул.

Соня, как было условлено, хлопнула в ладоши для постояльца из соседнего номера и ушла из гостиницы.

Действительно, как оказалось, между номерами была дверь, закрытая гардеробом, через которую можно проникнуть в соседнюю комнату. Значит, следовало искать постояльцев из соседнего номера. В течение нескольких дней ходили переодетые полицейские по Петербургу с Соней и ее подругами, случайно видевшими бородатого господина. Они дежурили у здания министерств, контор, банков, заходили в рестораны, кофейни, вечерами посещали театры, клубы, высматривая подозреваемого, и каждый раз возвращались ни с чем. Однако Путилин постоянно торопил подчиненных.

И вот одна из подружек Сони Маша на улице порывисто схватила агента полиции за руку — он! Они торопливо перегнали указанного господина.

- Нет! — упавшим голосом произнесла Маша.— Это не он, я ошиблась. Есть какое-то сходство. У того была борода такая занятная, а этот брит как коленка...

Агент отпустил Машу, а сам выследил место службы господина. Узнал его фамилию — Яков Синев, а затем и выявил местожительство. Оказалось, что Синев женат, его жена — бывшая гувернантка убитого в гостинице Кузнецова.

Путилину оставалось только выяснить мотивы убийства. Кузнецов был богатым домовладельцем, держал прислугу. Как правило, девиц склонял к сожительству, а потом выгонял. Так он поступил с Синевой. Когда он выгнал ее с места, она познакомилась с Яковом, они полюбили друг друга и обвенчались. Однако с первого же дня супружества муж стал испытывать чувство ревности. Он ежедневно заставлял жену рассказывать подробности лишения ее девственности домовладельцем и разработал план расправы над старым развратником. После убийства Кузнецова он бороду и усы сбрил.

Необыкновенно тонкое знание психологии, редкая наблюдательность и спокойствие в любых ситуациях, юмор и лукавое остроумие позволяли Путилину легко вступать в разговоры с любым человеком и получать нужные для розыска сведения, а железная воля, настойчивость и исключительная смелость способствовали раскрытию любого преступления. Нужно отметить, что в Петербурге при нем не было ни одного значительного преступления, которое не раскрыло бы сыскное отделение.

В январе 1873 года в Александро-Невской лавре в своей келье был убит неизвестным преступником иеромонах Илларион. Судя по обстановке на месте происшествия, преступление совершено с целью хищения ценностей. Было видно, что потерпевший активно защищался от нападавшего с ножом. Его руки, лицо были исколоты ножом. Убийца хватал иеромонаха за длинную седую бороду, рвал ее, кровавые клочья волос валялись по полу в разных местах. Преступник искал крупную сумму денег и ценные бумаги, но не нашел. Они лежали на дне ящика комода под газетой. Взял он мелкую золотую монету и несколько безделушек.

На столе стояли самовар, стакан с остатками недопитого чая и подсвечник в виде чашки, куда натекла кровь.

Преступление было обнаружено тогда, когда начиналась торжественная литургия, посвященная столетию со дня рождения Сперанского. Под сводами огромного собора собрался весь цвет Петербурга, дипломаты, иностранные гости. С минуты на минуту ожидалось прибытие государя.

Полицейские власти все сделали, чтобы не испортить настроение собравшимся, осмотр места происшествия проводили тайно. Всего в нескольких метрах от собравшейся публики, в освещенной зимним солнцем келье, судебный эксперт производил вскрытие тела покойного старика. Состояние пищи в желудке убитого дало возможность определить, что смерть иеромонаха последовала примерно два дня назад.

Из показаний свидетелей следовало, что Илларион вел замкнутый образ жизни, проводил время в молитвах и утешениях других. Изредка он приглашал к себе в келью на чай кого-нибудь из послушников или монахов из других монастырей. В монастыре постоянно проживали десятки иногородних молящихся, людей без прописки. В одном месте ограда лавры была приспособлена случайными лицами для перелезания, когда ворота закрывались на ночь. Это обстоятельство сразу .осложнило розыск преступника. Следствие оказалось в затруднительном положении. Все ждали прибытия И. Д. Путилина. Во время составления протокола он прибыл.

Вот как позже описывал поведение начальника Петербургской сыскной полиции Путилина на месте происшествия выдающийся русский юрист и литератор А. Ф. Кони:

«...Он стал тихонько ходить по комнатам, посматривая туда и сюда, а затем, задумавшись, стал у окна, слегка барабаня пальцами по стеклу: «Я пошлю,— сказал он мне вполголоса,—агентов (он выговаривал «ахентов») по пригородным железным дорогам. Убийца, вероятно, кутит где-нибудь в трактире, около станции».— «Но как же они узнают убийцу?» — спросил я.— «Он ранен в кисть правой руки»,— убежденно сказал Путилин.— «Это почему?» — «Видите этот подсвечник? На нем очень много крови, и она натекла не брызгами, а ровной струей. Поэтому это кровь не убитого, да и натекла она после убийства. Ведь нельзя предположить чтобы нападавший резал старика со свечкой в руках: его руки были заняты — в одной был нож, а другою, как видно, он хватал старика за бороду».— «Ну, хорошо. Но почему же он ранен в правую руку?» — «А вот почему. Пожалуйте сюда к комоду. Видите: убийца тщательно перебрал все белье, отыскивая между ними спрятанные деньги и ценные бумаги. Вот, например, дюжина полотенец. Он внимательно переворачивал каждое, как перелистывают страницы книги, и видите — на каждом свернутом полотенце снизу — пятно крови. Это правая рука, а не левая: при переворач
ивании левой рукой пятна были бы сверху...»

Поздно вечером, в тот же день, мне дали знать, что убийца арестован в трактире на станции Любань. Он оказался раненым в ладонь правой руки и расплачивался золотыми монетами. Доставленный к следователю, он сознался в убийстве и был затем осужден присяжными заседателями, но до отправления в Сибирь сошел с ума...»

В 1889 году закончилась служба Путилина в полиции, за службу в которой он был награжден множеством орденов и медалей. Вышел он в отставку в чине тайного советника (генерала). Умер он в семь часов вечера 18 ноября 1893 года в своей усадьбе на реке Волхов Новоладожского уезда. У покойного для наследников почти не осталось никакого состояния. Усадьбу вскоре прибрали к рукам кредиторы.

Запомним имя простого русского человека, подлинного патриота нашей великой Отчизны — сыщика Ивана Дмитриевича Путилина.

Иван Дмитриевич Путилин (май 1830, Новый Оскол, Курская губерния — 1893, Новоладожский уезд, Санкт-Петербургская губерния) — первый глава сыскной полиции Санкт-Петербурга.

31 октября 1850 года назначен канцелярским служителем на службу в Хозяйственный департамент Министерства внутренних дел.
28 июля 1854 года — первый чин по «табелю о рангах» коллежский регистратор.
13 декабря 1854 года зачислен младшим помощником квартального надзирателя.
28 мая 1856 года назначен старшим помощником квартального надзирателя.
31 октября 1856 года — классный чин губернский секретарь.
23 февраля 1858 года поручено исправление должности квартального надзирателя.
22 декабря 1860 года — коллежский секретарь.
20 февраля 1863 года — титулярный советник.
31 декабря 1866 года приказом Санкт-Петербургского обер-полицмейстера временно назначен начальником Сыскной полиции.
1 августа 1867 года назначен начальником Сыскной полиции.
21 декабря 1867 года — коллежский асессор.
1 января 1870 года — надворный советник.
9 декабря 1871 года — коллежский советник.
30 августа 1872 года — статский советник.
6 декабря 1874 года — действительный статский советник.
1 февраля 1875 года согласно прошения уволен от службы по состоянию здоровья.
1 июня 1878 года причислен к министерству внутренних дел.
3 июня 1878 года возложено заведование Сыскным отделением.
31 июля 1881 года согласно прошения, отчислен по болезни от заведования Сыскной полицией.
21 марта 1883 года командирован в распоряжение санкт-петербургского градоначальника.
1 апреля 1883 года возложены обязанности начальника Сыскной полиции.
4 мая 1889 года тайный советник вышел в отставку.
В 1889 год поселился в усадьбе в Новоладожском уезде. Незадолго до смерти написал воспоминания «Сорок лет среди грабителей и убийц». Умер Иван Дмитриевич 18 ноября 1893 года. Место смерти и захоронения не установлено: по одним сведениям, он похоронен на кладбище Пчевской церкви в Новоладожском уезде Петербургской губернии, по другим — в Тихвинском уезде Новгородской губернии.



РЕКЛАМА НА САЙТЕ

 

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Загрузка...





 
Онлайн всего: 44
Гостей: 44
Пользователей: 0




ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ

Сообщите нам о себе, сути вашей претензии. Указывайте в сообщении ссылки на публикации, к которым относятся ваши претензии. Просим обратить внимание на то, что на сайте хранится только плейлисты (ни одного файла на нашем сайте не находится, мы даём только ссылки на другие ресурсы). Наш сайт, это всего лишь набор новостей и ссылок из других открытых источников интернета. Администрация сайта не располагает информацией о правомерности опубликования материалов. Все ссылки на ресурсы в Сети, содержащие файлы и пр. объекты интеллектуальной собственности, размещены на правах рекламы или в ознакомительных целях.

Все претензии пишите на почту : nzosh@mail.ru
 

Наш виджет

Аудиокниги слушать онлайн

Аудиокниги слушать онлайн Аудиокниги скачать бесплатно без регистрации

добавить на Яндекс
 


СЧЁТЧИКИ


Яндекс.Метрика скачать MirAudioBook Browser с SoftPortal.com